ПРЕПОДОБНЫЙ ЗОСИМА ВЕРХОВСКИЙ

Жизнеописание

 

по книге монахини Зосимы Верховской «Женская Зосимова пустынь» (М.: Паломник, 2008)

Преподобный Зосима Верховский

 

СЕМЬЯ 

Преподобный Зосима Верховский, в миру Захария, принадлежал к древнему дворянскому роду Смоленской губернии. Родоначальник рода Адам Верховский, в 1620 году эконом Смоленских волостей, получил за службу от польских королей земли на Смоленщине. После того, как Смоленский край вернулся в 1654 году под московскую корону, сын Адама, Ян Адам, принял святое крещение с именем Александр, и с тех пор все смоленские Верховские, исповедуя православие, служили верой и правдой русскому государю в рядах Смоленской шляхты. Московские цари признавали все привилегии шляхты, полученные от польских королей, и род Верховских был внесён в родословную книгу Смоленской губернии наряду с представителями древнего дворянства. Внук родоначальника Павел Александрович Верховский был пожалован в стольники.

 

В 1701 году в родовой вотчине Верховских, в селе Богородицком под Смоленском, отстроена была новая деревянная церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы: «храм старинной архитектуры, форму имел креста, с небольшими окнами вверху, так что мрачен; иконостас – точная копия старинного византийского письма». Это село связано с памятью о смоленском святом - преподобном Авраамии, подвижнике XII века, который принял иночество здесь в древнем монастыре во имя Богородицы на Селище, отправлял богослужения в чине иеромонаха и жил в пещере, вырытой в кургане на берегу реки. Позднее на этом кургане была поставлена часовня, а в храме устроен в 1892 году придел во имя преподобного Авраамия Смоленского, где вплоть до разрушения храма находилась самая знаменитая икона преподобного Авраамия. И часовня и храм погибли уже в советское время, в начале 1930-х годов. А на протяжении двух веков с храмом была связана жизнь многих поколений Верховских. Здесь вырос и родитель Захарии. Совершенно наверняка здесь бывал юный подвижник и не раз вслушивался в рассказы и вглядывался в немые свидетельства подвигов чтимого по всей Смоленщине святого, а в Богородицком - как бы близкого и родного. 

Икона святого Авраамия Смоленского, находившаяся в храме села Богородицкого

Не мог юный Захария не почерпнуть в родном Богородицком новых для себя сведений о древнем монашеском подвижничестве. Из жития пр. Авраамия известно, что родившись в состоятельной семье, он после смерти родителей раздал все бедным и всю жизнь прожил аскетом. Остатки пещер вокруг Богородицкого, развалины которых были видны даже ещё в середине XIX столетия, свидетельствовали, что «жившие некогда иноки не отставали в трудных аскетических подвигах от пустынников древних времен христианства». Под конец жизни пр. Авраамий стал архимандритом монастыря в Смоленске, названном впоследствии Авраамиевским.

Богородицкое досталось по наследству самому старшему из братьев Верховских, а родителю Захарии, Василию Даниловичу (младшему), - село Лобково с сельцом Буловицами и деревнями в Смоленском уезде. В церкви Рождества Богородицы села Лобкова венчались 17 сентября 1753 года «деревни Буловицы смоленский шляхтич Василий Данилов сын Верховский и девица Анна Иванова дочь Маневская». Надо заметить, что будучи при крещении нареченным Василием, родитель Захарии в жизни, в том числе на военной службе, звался мирским именем – Богданом. С именем Василия его венчали и отпели по смерти. А все его дети в миру носили отчество «Богдановичи» - в том числе и Захария на военной службе. Отчество «Васильевич» по церковному имени отца мы встречаем лишь в Житии старца Зосимы.

Молодая семья поселилась в наследственном сельце Буловицах. Здесь выросли все их дети: шестеро дочерей и три сына. В этом сельце 24 марта 1768 года родился и их младшенький сын Захария. Провидение сохранило нам метрическую книгу Рождественской церкви села Лобкова за те далекие времена. В ней мы находим следующую запись:

«1768 год, 24 марта. Деревни Буловицы у полковника Богдана Данилова сына Верховского с женою его Анною Ивановою законно прижит родился сын Захария. Крещен священником Филиппом Стефановым 27 числа. А при крещении его восприемником был отставной поручик Борис Васильев сын Коховский, восприемница вдова Агриппина Иванова дочь Пенская» (урождённая Маневская, родная сестра матери Захарии).

Богдан (Василий) Данилович Верховский дослужился в полку Смоленской шляхты до чина полковника (В Житии схимонаха Зосимы отец его назван «воеводою в Смоленской области». Нам представляется, что автор Жития игуменья Вера употребила слово «воевода» как обобщающее для высоких военных чинов. Полковник Смоленской шляхты был очень высоким чином, т. к. выше были только двое с генеральским чином - командир всей шляхты и его помощник). Он выстроил в своем селе Лобкове новый храм и в 70-х годах был там церковным ктитором.

Мать Захарии, Анна Ивановна, особенно отличалась благочестием. И семья её внесла свою лепту в храмостроительство на Смоленщине. Отец её Иван Фёдорович Маневский выстроил в 1757 году деревянную церковь в честь Святителя Николая в своём имении Шмакове Ельнинского уезда. А брат Анны Ивановны, Фёдор Иванович Маневский, возвёл в 1782 году в своей усадьбе Богородицкой Вяземского уезда каменную церковь Одигитрии. Этот замечательный памятник барочного зодчества до сих пор выделяется в ряду достопримечательностей Смоленщины, хотя и полуразрушен.

 

Дворянская усадьба в сельце Буловицах у Верховских была небольшая. Господский дом был «деревянный на каменном фундаменте в один этаж, 15*10 сажень, крытый дранками. В нём двенадцать комнат, балкон, печи кафельные, два камина. Подъездное крыльцо полукруглое с тремя рамами и стеклами; внизу под домом погреба». Три каменных флигеля, кладовые, амбары, сараи и избы для дворовых, конюшня, кузница - вся усадьба на западном берегу пруда «с полуставками без истоков и живого урочища» - запружены были небольшие ручьи, стекающие в заболоченную низинку. Свидетелями тех далёких времён остались лишь пруды. Церковь в Лобково была перестроена в 1832 году, но и она снесена в советские годы вместе с могилами родителей Захарии.

Последние немые свидетели детства преп. Зосимы в Буловицах – пруд и берег, на котором стояла усадьба (фото 1998 г.). 

Жизнеописание старца Зосимы Верховского было написано его духовной дочерью, приходившейся старцу родной племянницей. Свидетельница монашеских подвигов старца, высоты его духа и беспредельной его покорности воли Божией, она также знала и предания той семьи, из которой вышел старец Зосима. Поэтому написанная ею книга является единственным достоверным свидетельством некоторых откровений и предзнаменований Божиего определения.

Семья, в которой рос юный Захария, отличалась усердием к церковным богослужениям, полезным чтением святых книг. В Житии нам поведано, что однажды, перед рождением младшего сына, когда Василий Данилович отправлял свои ночные молитвы, услышал он вдруг голос: «У тебя родится сын; не учи его светским наукам, но лишь Закону Божию». «С самого раннего детства Захария был добр и простодушен, сердце имел весьма чувствительное и горячее, и хотя был тих, кроток и молчалив нравом, но по горячности сердца минутами был и вспыльчив. Так как летами был он всех моложе в семействе, то более всего находился при родителях и привязан к ним был сильнейшей любовию. Когда мать читала вслух жития святых, то особенно занимали душу его жития преподобных пустынников, и разгорался он духом подражать им. В иные дни, будучи шести-восьми лет, убегал он в сад или огород, молился, как умел, а после молитвы ел плоды и овощи, чтобы за обедом не есть ни мяса, ни хлеба».

Все три брата были определены на военную службу в Лейб-Гвардии Преображенский полк. Старшие братья внесены в списки полка в 1775 году, а младший Захария определен каптенармусом с 1 января 1784 года; в это время и старшие братья его имели тот же чин. Все три брата были на службе в Петербурге, когда 3 апреля 1784 года скончался их отец. Они взяли продолжительный отпуск и, по желанию матери, провели полюбовный раздел имения: старшему Филиппу досталось сельцо Буловицы, среднему Илии - село Лобково, а Захария получил деревни Злотову и Зяхину.

Через два года после смерти супруга захворала кроткая Анна Ивановна и 12 июля 1786 года скончалась. Юный Захария был поражён смертью матери, долго молился о душе её и закончил молитву так: «Теперь Ты, Царица Небесная, будь моей матерью. Тебе вручаю всю жизнь мою». Приблизительно в 1786 году посетил он впервые пустынников в Рославльских лесах. Но не сразу выпустил его мир из своих тенет.

Со 2-го февраля 1787 года, получив чин сержанта, Захария взял отпуск на год и уехал на родину. Брат его Илия уволился от службы 11 августа 1787 года в чине капитана и ушел послушником в Авраамиевский монастырь в Смоленске, отдав Захарию свою часть имения. «И стал Захария увлекаться любостяжанием: его радовало, что, получив две части наследства, он теперь будет богатым помещиком. Но тайный голос совести сильно тревожил его в глубине сердца. И однажды, как рассказывал впоследствии сам отец Зосима, прогуливаясь верхом на хорошей дорогой лошади мимо церкви своего села, вдруг точно кто рукою толкнул его в грудь и так сильно, что он пошатнулся на лошади, в то время внятно услышав слова: «Ты сам пойдешь в монахи».

Житие свидетельствует также и другое предзнаменование иноческого будущего Захарии: сон, в котором явилась юноше Небесная Дева - олицетворение чистоты и целомудрия. Увидел молодой Захария однажды во сне деву, одетую в длинное белое платье и скромно препоясанную; на голове у неё было опущенное наперёд белое покрывало, но такое тонкое и прозрачное, что сквозь него видно было лицо её, сиявшее небесной красотою. Стояла она с умилительным, ласковым и любезным видом. После чего, проснувшись, почувствовал он себя как бы обновлённым и возродившимся - с этой минуты, как он вспоминал впоследствии, вся душа его устремилась за пределы сего мира, к чему-то самому ему непонятному, но чистому и святому.

Все более и более убеждаясь в своем предназначении, Захария в январе 1789 года исхлопотал себе в Петербурге отставку и продал всё своё имение зятю своему Михаилу Яковлевичу Повало-Швейковскому, женатому на его сестре Аграфене. Метрические записи села Лобкова сообщают о различных событиях в жизни лейб-гвардии сержанта Захарии Верховского, и в записи от марта 1789 года он назван отставным поручиком.

Родное сельцо Буловицы ещё в середине 1787 года было продано Филиппом другому их зятю, женатому на сестре их Пелагие, - Семёну Ивановичу Повало-Швейковскому. В это родное сельцо вернётся Захария (к тому времени монах Зосима) через тридцать с лишним лет, где застанет в семье сестры Пелагии Богдановны верных себе учениц и спутниц в дальнейшем его монашеском подвиге до самой кончины.

Брат Илия после года послушничества в Авраамиевском монастыре ушёл странствовать и искать себе уединённое место. Побывал он и у многих пустынножителей в Брянских и Рославльских лесах, знал старца Василиска. Больше всего Илия прожил в Киеве, где научился вырезать маленькие иконы из дерева. Пространствовав десять лет и посетив практически все российские монастыри и пустыни, он наконец почувствовал свою неспособность остаться в монашеской жизни. Около двух лет он прожил в Петербурге под видом вольноотпущенного и занимался своим рукоделием, достигнув в нём весьма большого совершенства. Мастерство вырезаемых им икон оценено было по достоинству известным меценатом того времени И.И. Шуваловым, который принял участие в судьбе молодого человека. Некоторые иконы представлялись даже Государыне Императрице, и молодой подвижник удостоен был Монаршего благоволения. После смерти Шувалова Илия вернулся на родину, где через пару лет женился на Екатерине Ивановне Рачинской: венчались в Лобково 9 ноября 1800 года.

Илия сочинял духовные и нравственные стихотворения, иногда играл на скрипке унылые песни и пел печальные песни своего сочинения. По свидетельству его дочерей, он не прощал себе нарушенного им монашеского послушничества. Через тринадцать лет супружеской жизни он скончался (31 мая 1813), оставив пятерых маленьких детей. Шесть лет после его кончины прожила Екатерина Ивановна, не снимая траурного платья. Умерла она от чахотки 9 мая 1819 года, и бедные её сироты остались на попечении родных - тётки их Пелагии Богдановны Повало-Швейковской, проживавшей в Буловицах. Но в дальнейшей судьбе девушек-сирот огромную роль сыграет их дядюшка, к тому времени монах Зосима.

Не умолчим ещё об одной сестре старца Зосимы - Евфросинии, дочь и внучки которой встали на пути монашества, пересекавшиеся с обителью старца Зосимы под Москвой. Евфросиния Богдановна Верховская была замужем за отставным подпоручиком Михаилом Богдановичем Лыкошиным, и семья жила в имении Григорьевском Вяземского уезда. Отец семейства Михаил Богданович выстроил в этом своём имении в 1794-1795 годах прекрасный каменный храм во имя Преображения Господня с двумя приделами: в честь Покрова Божией Матери (северный) и в честь Архистратига Михаила (южный). В храме стояли двухярусные иконостасы, выполненные в классическом стиле. Почти все иконы имели серебряные ризы. Четыре каменные здания были оборудованы под богадельню. И ещё один храм в честь Всех Святых был построен тогда же в 1795 году на кладбище, в полутора верстах от села.

Старший сын их Богдан Михайлович Лыкошин выстроил великолепный храм в селе Пигулине Вяземского уезда, который был освящён в 1819 году. Главный престол был посвящён чудотворной иконе Ахтырской Божией Матери. Один из списков знаменитой чудотворной иконы до сих пор находится в храме села Пигулина. Кроме того, Богданом Михайловичем Лыкошиным было открыто в 1821 году училище для детей духовного звания, просуществовавшее до конца 1830-х годов. Известно также, что воспитанница Богдана Михайловича, его племянница Александра Евгеньевна Якушкина (в замужестве Белокопытова), стала впоследствии основательницей монастыря в своём имении Петропавловском Мосальского уезда, под руководством пустынника схимонаха Авраамия.

 

Дочь четы Лыкошиных, Анна Михайловна (род. 25.7.1785 г.), вышла замуж за Александра Ивановича Потёмкина и стала матерью знаменитой впоследствии старицы Спасо-Бородинского монастыря схимонахини Сарры. Младшая же дочь Лыкошиных, Дарья Михайловна, ушла в середине 1820-х годов в Севский Троицкий монастырь, где была пострижена с именем Досифеи, была старшей монахиней и умерла в 1863 году. В Севский монастырь она поступила вместе со своей троюродной сестрой Марией Ивановной Длотовской (их бабки Анна Ивановна и, соответственно, Агафья Ивановна Маневские были родными сестрами). Мария Длотовская носила в монашестве имя Магдалины и сподобилась быть игуменией Севского монастыря с 1848 по 1857 годы (умерла в том же монастыре на покое схимницей 22 апреля 1864 года в час пополуночи, и в то же время явилась во сне одной духовной особе входящею в рай). Обе кузины уехали в Севский монастырь по благословению старца Зосимы и других старцев рославльских. 

 

Copyright © 2013.Троице-Одигитриевский ставропигиальный женский монастырь Зосимова Пустынь.                      Разработка сайта sprint123@yandex.ru

Яндекс.Метрика